Испортит ли россиян земельный вопрос?

31 июля 2006, 10:22
25 июля закончилась первая с 1920 года сельскохозяйственная перепись. Официальные данные по ее итогам будут опубликованы в полном объеме только 1 апреля 2007 года . Но уже сейчас понятно, что в сельскохозяйственной отрасли не все гладко. Собственно, поэтому одним из Национальных проектов, реализация которых началась в стране, стало "Сельское хозяйство". Но, как оказалось, эта программа тоже имеет свои изъяны.

На днях Ассоциация крестьянских хозяйств и сельскохозяйственных кооперативов России обратилась к Президенту Российской Федерации с обращением, в котором указывает на недостатки проекта и предлагает способы их решения. О том, как можно справиться с самыми острыми вопросами, возникшими в ходе реализации национального проекта, о значении сельскохозяйственной переписи и о привлечении молодых специалистов в село в интервью рассказал президент Ассоциации крестьянских хозяйств и сельскохозяйственных кооперативов, профессор, доктор экономических наук Владимир Башмачников.

Для справки: С 1991 года АККОР активно участвует в выработке принципов и в реализации государственной поддержки фермерских хозяйств. При участии АККОР была разработана и принята "Федеральная программа развития крестьянских (фермерских) хозяйств в 1996-2000", а в настоящее время идет работа над проектом новой программы, учитывающей происшедшие изменения в гражданском и бюджетном законодательстве.

АККОР состоит из 83 областных, краевых, республиканских окружных и более чем 800 районных ассоциаций (союзов) крестьянских хозяйств. Основу организационной структуры АККОР составляют непосредственно сельскохозяйственные производители - фермеры, а также производственные и сервисные сельскохозяйственные кооперативы. Таким образом, АККОР представляет собой фермерскую представительскую организацию национального (федерального) уровня.

С самого начала своей работы Ассоциация пропагандировала создание фермерской экономической инфраструктуры. По ее инициативе были созданы Фонд поддержки и развития крестьянских (фермерских) хозяйств "Российский фермер", Страховая крестьянская компания "Поддержка", Всемирная ярмарка "Российский фермер", Фонд развития сельской кредитной кооперации, АККОРучцентр. Ряд этих предприятий включен в международные программы поддержки семейного сектора АПК России.

Вопрос: Национальный проект по возрождению сельского хозяйства России – прекрасная идея. В чем заключаются проблемы по его реализации? Снова в чем-то просчитались?

Владимир Башмачников: Во-первых, Ассоциация положительно оценивает саму идею. После почти десяти лет отрицательного отношения к фермерству со стороны государства, после почти шести лет предпочтения только крупному бизнесу, снова принято решение повернуть государственную голову в сторону малого предпринимательства. Само по себе это приветствуется. Мы приветствуем, принятие не просто программы, а проектный подход к этой сложной проблеме. Потому что само слово проект предполагает не какую-то размытость, а конкретные цели, конкретный план поступательных действий, назначение ответственных людей, строгое соблюдение графиков и сроков. Наконец-то заметно желание власти сделать что-то конкретное, воплотить мечты в реальность. Мы это приветствуем и даже сами участвовали в разработке методик проекта. Мы согласны с тем, что из большого перечня вопросов выбраны именно вопросы кредитования. Это самое "узкое" место в работе с сектором малого предпринимательства. И, если крупным предприятиям банки еще как-то дают кредиты, то для малого бизнеса сегодня просто нет вариантов. Поэтому я считаю, что главная тема нацпроекта – кредитование – полностью оправдана.

Но в ходе воплощения этого грандиозного плана мы столкнулись со следующими вещами.
Первое. Сам проект по кредитованию оказался некомплексным. Любой человек, когда начинает работать над чем-то новым, не сразу все понимает. И не может предполагать наверняка, где ему придется столкнуться с "заторами". А сейчас мы хорошо видим эти "заторы". В чем дело? Кредитование начато, кредиты получили на льготных условиях 2% фермерских хозяйств и 0,5% личных подсобных хозяйств. А 98% фермеров даже и не знают, что есть такой проект. А если и знают, то не могут в нем поучаствовать.


Получается, что это только пилотный проект, что только проба пера. И большинство крестьян как будто попадает в другой мир. Почему? Причин может быть много: и недостаток денег у государства, чтобы сделать доступными кредиты, и неразвитость сети кредитных учреждений, есть и другие причины. И даже будь кредитные учреждения на каждом углу, фермеры все равно не смогут взять кредиты, потому что у большинства фермеров, в отличие от крупных предприятий, нет бухгалтеров, которые хорошо разбираются в финансах. Есть и еще одна причина: у большинства фермеров нет, вследствие их тяжелой жизни, достаточных залоговых средств. А требования в банках жесткие. И поэтому часто крестьянам, желающим получить льготный кредит, отказывают. Есть ряд еще причин. Например, земля. Она могла бы стать залогом под кредит. Но… ничего подобного. Так устроена сейчас наша система, что земельные паи (доли), пока они не оформлены в участки, банк в залог не принимает. Ему нужны обязательно хорошо и правильно оформленные земельные участки. А вот это оформление, перевод земельного пая в участок, очень забюрократизировано и очень дорого обходится. Это так называемое межевание, оно требует больших денег, и иногда фермеры говорят: "пока я проведу межевание, у меня денег уйдет больше, чем выделит потом государство в виде субсидии на получение кредита. Уж лучше взять взаймы у ростовщика". И таких причин, которые мешают фермерам, очень много.

И, к сожалению, по устранению этих причин никакой работы не ведется. Что наша ассоциация и пытается донести до президента. Сказав однажды "А", надо говорить и "Б". Полгода мы работаем. За это время мы уже сказали и "Б", и "В", и "Г". Мы стараемся сделать все для того, чтобы по существу осуществить эти намерения. Чтобы не в конце программы через два года критиковать друг друга, пеняя, что, мол, плохо работали.

Мы, фермеры, участники процесса, говорим своему государству: давайте "разошьем" вот эти тонкие места. И тогда и государство будет, как говорится, "на коне", и крестьяне будут этим самым государством довольны. Вот о чем разговор. Это по поводу кредитования.

Второй вопрос – это долгосрочное кредитование. На животноводство. Здесь обозначены несколько направлений, самое главное из которых – увеличение поголовья скота. Оно провалилось с треском. По этому мы вынуждены завозить сейчас мясо из-за границы. Это трагедия, и, рано или поздно, она может обернуться большой бедой. Будут картофельные бунты, будут мясные бунты. Сама идея правильная – кредиты на животноводство. Но мы, участники совместной работы, сомневались в этом проекте с самого начала. И уже прописано было в документах, что не только крупным холдингам нужно выдавать эти кредиты, не только крупным производствам, где по тысяче коров и 90 тыс. свиней, но и на небольшие фермы, для крестьян. Ну, скажем, 100 коров или 5 тыс. свиней. Для холдингов это мелочь, а для крестьянского хозяйства это хорошая загрузка для семьи и наемных работников. Это хозяйский подход. И, в принципе, правительство согласилось с нами. И даже запись такую сделали. А на деле, 98% этих льготных ушло на строительство крупных комплексов. А там еще вопрос – как они будут работать? Потому что какой-то процент действительно будет хорошо работать, если будет хороший менеджмент. Все зависит от управления, от людей, которые руководят. А ведь на 100% предприятий может и не найтись таких руководителей, которые обеспечат отличную дисциплину труда, производительность и т.д. Почему у нас крупные предприятия завалились в стране? Потому что это не под силу рядовому командиру – поднимать огромное хозяйство. А сильных командиров не так уж много. Так вот, получилось, что по обоим направлениям проекта фермерами и не "пахнет". А мы предлагаем это дело усовершенствовать.

И, наконец, еще один недостаток, о котором я бы хотел сказать. Увлекшись одним направлением проекта, одной задачей по кредитованию, государство решило, что все, что будто других проблем у нас больше нет. Вот сейчас обсуждается проект закона "О сельском хозяйстве". Когда-то, три года назад, на первых этапах мы хорошо отслеживали создание проекта этого закона. Там были специальные разделы для малого предпринимательства. И с разных сторон к этому подходили, комплексно. А сейчас министерство сельского хозяйства проект отклонило. Все пункты выкинули, и оставили только про субсидии на кредитование. И "продавили" этот проект. А все другие вопросы опустили, забыли.
Например, ценообразование. Сегодня это больная тема. Государство не использует инструмент закупок чтобы цены выравнивать. Государство танцует под дудку крупных предприятий-монополистов. И закон мог бы поставить точку в этом вопросе. Но до сих пор решения не принято. И, посмотрите, что происходит: за полгода в полтора раза увеличился импорт мяса.

Для того чтобы конкурировать на рынке, все мелкие кооперативы должны иметь материальную базу. Ну, скажем, холодильники, забойные цеха. Для первичной переработки. Чтобы с этой продукцией выходить на мясокомбинаты и колбасные заводы. Но нет, кредиты на эти цели не предусмотрены. Льготные кредиты только на покупку животных. Ну, скупил фермер поголовье, а дальше что? Их же еще кормить надо, площадка под это должна быть оборудована. Он говорит: ну где вы перекупщики, у меня же скот тощает! Приезжайте, я готов продать скот по низкой цене. Получается, что кооперативам эти льготы абсолютно никакой выгоды не дают. Удобства для перекупщика создаются. Еще бы: раньше надо было по деревне ехать, у каждого собирать, а сейчас сам кооператив собирает. И еще за бесценок продает.

Сейчас все решается некомплексно, непрофессионально, многие вещи не прописаны. Мы в ассоциации это все разобрали. И говорим: государство, выслушай нас! Есть же рабочие группы, на которые можно все эти вопросы отстаивать. И наши люди участвуют в таких рабочих группах. Но там бюрократическая тянучка. Не решаются вопросы. И поэтому мы вынуждены вежливо говорить инициатору проекта: "господин Президент, мы Вас уважаем, больше, чем кого-либо в этой стране. Но мы хотим вам подсказать, чтобы Вы осуществили задуманное. Чтобы Вас не только уважали, но и полюбили".

Вопрос: Что именно вы предлагаете изменить, чтобы программа успешно заработала?

Владимир Башмачников: Во-первых, мы работаем вместе с банками. По договоренности с некоторыми из них мы являемся агентами. Это делается для того, чтобы хоть как-то ускорить кредиты. Мы сами являемся фермерами. И именно в работе мы видим, какие есть трудности. И мы предложили на одном из заседаний рабочей группы выделить часть денег, которые направлены для субсидирования банкам, оформить в виде гарантийного фонда. Чтобы, если у фермера недостает своего финансового обеспечения, он мог обратиться в фонд с просьбой сделать такое обеспечение. Фонд, для этой цели созданный, разговаривает с банком, чтобы разделить риск. Частично его на себя берет фонд, частично банк. И тогда фермер получает кредит. Эта практика была популярна в начале процесса, в 90-е годы. И у нас это получалось. Ассоциация предлагает повторить этот опыт.
Однако нас не слышат, и создание такого фонда не предусмотрено и на этот, и на следующий год. Конечно, Министерство выпустило такую рекомендацию в регионы. Но в Москве он не создается, а раз в Москве не создается, это воспринимают как нечто необязательное. И по этому получается, что снова все на "тормозах". И ряд других есть предложений, связанных собственно с оформлением кредитов, с теми же кредитными кооперативами.

Мы предлагаем срочно выпустить постановление правительства о потребительских кредитах на оборудование. Все эти документы давно отправлены в Думу, и до сих пор не рассмотрены. Дальше. Фермерские кооперативы облагаются налогом как мясоперерабатывающие заводы или сельскохозяйственные предприятия. И получается печальная картина. Фермер как товаропроизводитель вынужден платить налог на прибыль. Если бы сам он продавал свою продукцию, то его бы этим налогом не облагали. Но он сам продать не может, потому что маленькую партию никто не покупает. Министерство с нами согласилось и внесло поправку к законопроекту о налоговом кодексе. Но вот уже летняя сессия в Государственной Думе прошла, а воз и ныне там.

Вопрос: Накануне завершилась сельскохозяйственная перепись. Что она может дать при корректировке программы Национального проекта?


Владимир Башмачников: Для того чтобы управлять, надо знать, чем ты управляешь. Для того чтобы принимать решение, нужно знать, какова ситуация. Иначе все усилия могут стать бесполезными. Так вот, перепись поможет разобраться в вопросе: а что такое сегодня сельское хозяйство? В этом случае можно получить больше правдивых цифр, чем мы имеем на текущий момент. Узнаем, как на самом деле земля распределена в стране, как распределилось поголовье скота, потому что в официальной статистике много вранья. Причем вранья фермерского, вранья в личных подсобных хозяйствах, совхозного вранья. Поскольку все сведения обезличены. А врут почему? Потому что от налогов надо уйти, а еще боятся, что если все расскажешь, то приедут, и все отнимут.

Перепись покажет, что значит семейный сектор, колхозный сектор, государственный, как холдинги работают, Успешно или нет. И правительство, и все общество узнает, какое у нас сельское хозяйство. И, может быть, увидев реальную картину, власти все-таки подкорректируют меры, принимаемые для реанимации сельского хозяйства.

Вопрос: К селу относятся также некоторые программы из других Национальных проектов. Например, ипотечное кредитование молодых специалистов, приехавших работать в село. На ваш взгляд, они будут иметь реальные результаты?

Владимир Башмачников: Да, осуществление этой программы уже началось. Это, в принципе, реально, поскольку действительно есть очень серьезная проблема с молодыми кадрами. Но мне кажется, что здесь тоже не все до конца продумано. Вот сегодня специалисты молодые не идут в деревню. Почему? Не только потому, что им дома лучше, а потому что работать в сельском хозяйстве им кажется неинтересно. Ведь подавляющее большинство, 60% колхозов и совхозов еле-еле "дышат". И, конечно, в них нет молодых специалистов. Но сколько-нибудь разумный специалист туда и не пойдет. А почему он пойдет работать на предприятие - завтрашний банкрот? Где люди не хотят работать, половина спилась. Ну, дадут ему заработать на машину, жилье, но ведь работа-то дурная. Заставлять людей работать из-под палки, наказывать, следить за ними, словно Цербер.

Я считаю, что все возродится и молодежь пойдет в село, если в России, наконец, поймут, что делать ставку только на крупные сельскохозяйственные предприятия – это историческая ошибка. Что нужнее делать ставку на фермерство и выращивать фермеров. Реально строить системы кооперативов. И вот в эти ассоциации надо приглашать молодежь. Они будут востребованы, им будет интереснее. И тогда у нас на селе появится прослойка молодых специалистов. Надо качественно продумать и изменить подготовку кадров. У нас сегодня настолько заскорузлая система принятий решений в кадровых вопросах, что, боюсь, не скоро изменения произойдут. И поэтому еще долго деньги будут тратиться впустую.

Вопрос: Какая отрасль сельского хозяйства на сегодня является самой продвинутой, доходной? Где создаются точки роста для всего хозяйства?

Владимир Башмачников: Это, конечно, земледелие, и, в первую очередь, зерновые. Туда и капитал идет, и инвестиции, то есть это выгодно, да и за границу можно продать. Хлеб всему голова, иначе говоря. А еще семечки – потому что у нас развилась система по переработке и есть комбинаты, которые ведут разумную политику по закупке. У нас фермеры этим весьма активно занимаются.

"Накануне.ру"

Также в разделе:

Во Владимирской области вспышка ящура: заражены 60 коров...

В России появится колбаса под брендом Bosco...

Владимирская область: борьба за свиней продолжается...

Африканскую чуму свиней нашли на заводе во Владимирской области...

Владимирская область: АЧС уже в Вязниковском районе...

Приказано уничтожить: Во Владимирской области из-за АЧС убивают хрюшек...

Комментарии (0):

Эту новость еще никто не прокомментировал. Ваш комментарий может стать первым.

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать новости.



 

Горячее предложение