Квота протеста. Алексей Гордеев режет импорт американских кур

22 августа 2006, 08:45
Вчера президент России Владимир Путин встретился с министром сельского хозяйства Алексеем Гордеевым. На этой встрече министр сельского хозяйства России кинул черную метку правительству США. В ответ на бойкот протокола о согласии США на присоединение России ко Всемирной торговой организации (ВТО) Алексей Гордеев предлагает лишить США их беспрецедентных 80-процентных квот на поставки мяса птицы в Россию. О том, как разбушевался Алексей Гордеев в сочинской резиденции президента России,– специальный корреспондент Ъ АНДРЕЙ Ъ-КОЛЕСНИКОВ.

– Сейчас мы находимся на пике уборочных работ,– признался Алексей Гордеев президенту России.– Пройдено около половины посевных площадей. Надо сказать, селяне обычно жалуются на погоду, это в общем-то обычная практика...
Алексей Гордеев дал понять, что он эту практику не одобряет.
– Но я бы отметил, что в этом году это носит не фрагментарный характер, а как с зимы повелось, так и коснулось всех регионов.
То есть и рядовые селяне иногда бывают правы. Не очень понятно, что имел в виду Алексей Гордеев, когда говорил о том, что всех регионов коснулось то, что повелось с зимы. Можно только догадываться. Снег вряд ли коснулся всех регионов в конце лета. Скорее, министр сельского хозяйства имел в виду, что еще зимой начались беды, которые летом наконец с головой накрыли сельское хозяйство. Дожди, может быть, или засуха, например. Нет, опять не получается.
– Конечно,– продолжил Алексей Гордеев,– это отражается на темпах: на сегодня собрано и обмолочено 47 млн тонн зерна, примерно на 6 млн тонн меньше, чем в прошлом году на эту дату. Таким образом, за счет погодных условий мы по темпам отстаем. Наверное, это приведет к соответствующим потерям. Сейчас мы принимаем организационные меры, в частности, три тысячи комбайнов переброшено с Южного федерального округа, где уборка закончилась, в регионы Центрального округа, в Поволжье.
Алексей Гордеев говорил так, что было ясно: это война, а комбайны в ней – танки, их перебрасывают с южного фронта на центральный, в Поволжье, идет битва за урожай – с непредсказуемым, как обычно, исходом.
– Нормальный объем в этом году,– уточнил господин Путин,– по вашим прогнозам, это?..
– Владимир Владимирович,– откликнулся Алексей Гордеев,– у нас были оптимистические прогнозы у некоторых институтов, хотя Министерство сельского хозяйства, исходя из многих факторов, по совокупности давало прогноз примерно 73 млн тонн, а это меньше на где-то 5-6 млн, чем в прошлом году. Мы-то понимали, что эти погодные аномальные условия зимнего периода сыграли роль!
Он предупреждал, что лично к нему ни при каком исходе битвы претензий по ее результату быть не может.
Господин Путин еле заметно поморщился. Ему, видимо, казалось, что разговор идет не по его сценарию.
– Первый экспортный объем у нас сложился в 2001 году,– произнес он.– Он был около 5 млн тонн в год.
– Да,– подхватил Алексей Гордеев, уловив новое направление разговора,– впервые, можно сказать, при вашей истории руководства страной мы вышли на экспорт зерна в 2001-2002 годах и держим его от 10 до 15 млн тонн, то есть превышаем даже уровень 1913 года, когда был самый большой объем на экспорт из России, и Россия, конечно, была в других площадях, больше, чем сейчас.
Можно было бы решить при желании, что Алексей Гордеев уже считает время, когда господин Путин руководил страной, историей. Но такого желания нет. На самом деле Алексей Гордеев хотел сказать, что именно при Владимире Путине современная Россия наконец-то взяла себя в руки (ну, или, может, господин Путин взял ее в руки, уже не разберешь) и превысила (хоть в чем-то) уровень 1913 года.
Алексей Гордеев рассказал, что после почти годичного затишья подскочили цены на бензин и дизельное топливо и что правительству предстоит их компенсировать производителям, и оно уже морально готово к этому.
Министр сельского хозяйства отметил, что налицо прорыв на животноводческом фронте.
– Произошел перелом в животноводстве,– доложил он верховному главнокомандующему.– В частности, у нас последние годы была проблема роста производства мяса и молока. Но вот за полугодие у нас выросло производство скота и птицы в живой массе на убой на 3,6%.
Бог ему судья за последнюю фразу. Не радует, впрочем, что по молоку, по его следующему признанию, результаты скромнее. Не радует, ибо эти результаты подтверждают, что заметно возросло производства скота на убой.
– Но я бы увязал вопрос, связанный с ростом производства, особенно мяса птицы, с таможенно-тарифным регулированием,– продолжил Алексей Гордеев.– Вы знаете, что США являются основным поставщиком мяса птицы, в частности, объем квоты на импорт примерно на 75-80% – это американское мясо.
– Из всего импорта – столько у американских партнеров? – искренне удивился президент России.
В этой фразе был и намек на то, что он к этой теме вообще-то отношения не имеет и не будет, и на то, что он считает американцев партнерами, что бы там ни говорили (в том числе сами партнеры), и более или менее скрытая издевка над этими партнерами.
– Да,– вздохнул Алексей Гордеев,– из всего импорта, около 800 тыс. тонн у них! Я округляю, конечно. 1150 тыс. у нас квота на импорт мяса куриного, 800 тыс. тонн – это американцы... Конечно, серьезная была дана американским коллегам (у Алексея Гордеева называть американцев партнерами язык уже не поворачивался.– А. К.) преференция, но мы ее увязывали с тем, чтобы Россия стала членом ВТО, чтобы мы могли действовать равноправно с нашими партнерами, включая и страны ЕС, где в общем-то идет сильное субсидирование и производства, и экспорта. В результате, конечно, процесс затягивается.
Алексей Гордеев, прежде чем продолжить, сделал небольшую паузу. Он, кажется, готовился сказать что-то по-настоящему важное в своей жизни.
– Я не знаю,– произнес он наконец,– насколько это целесообразно, продолжать держать такой объем преференций по отношению к американским производителям. Примерно они на российском рынке зарабатывают $1 млрд. Может быть, есть смысл пересмотреть с учетом затягивания переговоров, эту квоту. Такой вопрос сейчас, очевидно, перед американскими коллегами будем ставить.
По информации Ъ, партнерам к этому времени уже отправили уведомление о том, что квоты не могут быть пересмотрены, а обязательно будут пересмотрены. Партнеров, впрочем, сразу предупредили о том, что если США все-таки решат проблему со своим протоколом о присоединении России к ВТО, то квоты сразу могут быть опять пересмотрены. Квоты, дают понять российские переговорщики,– величина переменная, и меняется она в зависимости от доброй воли и взаимного непротивления сторон.
То есть все происходившее вчера на наших глазах было обыкновенным шантажом, к тому же довольно грубым.
– Перераспределить между другими экспортерами? – задумчиво спросил Владимир Путин, словно еще и подавив при этом зевоту.
– Да, другими странами! – обрадовался Алексей Гордеев, словно удивившись, что эта мысль сразу не пришла в голову ему самому.
– В частности, Бразилия активно ставит этот вопрос, обижаясь на то, что действительно у них есть потенциал и они его сейчас разворачивают, но они не могут войти на конкурентной основе на российский рынок, так как у нас страновые квоты! – с недоумением пожал он плечами.
Владимир Путин тяжело кивнул. И в самом деле, решение о том, чтобы использовать Бразилию в торговой войне с США, не могло даться ему легко.
Главное, ради чего они встретились здесь в присутствии журналистов, было сказано. Алексей Гордеев, правда, еще обратил внимание на плохую работу "сельхоззвена муниципальных образований".
– Честно скажу,– заявил он,– видим мало энтузиазма. Есть проблемы даже с затягиванием бюрократическим, а это связано и с оформлением земельных участков, многочисленным согласованием проектно-сметной документации, это координация взаимодействия управления на федеральном, региональном, муниципальном уровне...
По информации Ъ, и эта мысль была озвучена не случайно. В ближайшее время возможны показательные оргвыводы по поводу "сельхоззвеньев". И тогда они очень быстро, как мечтательно добавил Алексей Гордеев, смогут стать полноценными "энтузиастами этой большой приоритетной национальной программы".
– Давайте подумаем, как мы сделаем это организационно,– согласился Владимир Путин, и слова эти прозвучали приговором (для кого-то).
После этого снова заговорили о приятном. "Вошли в национальный проект и получают поддержку оленеводство и табунное коневодство – это было ваше поручение после посещения Якутска" (Владимир Путин намерен, видимо, остаться в памяти якутов другом всех оленеводов).
– Мы восстанавливаем поддержку овцеводства, к сожалению, три года не было этой поддержки,– продолжал Алексей Гордеев.
– Новозеландскую баранину будем есть или свою? – сурово спросил Владимир Путин Алексея Гордеева.
Впрочем, он, может быть, просто советовался.
– Будем стараться, как в птицеводстве, замещать,– туманно ответил Алексей Гордеев.
Они еще немного поговорили про "красное мясо", в животрепещущих проблемах которого господин Путин показал себя настоящим специалистом (как и в любом другом обсуждающемся в его присутствии вопросе).
– Впервые произошло, что мы вышли на показатели производства мяса птицы больше, чем в советские годы,– сказал Алексей Гордеев Владимиру Путину напоследок, чтобы президенту России целый день сегодня больше никто не смог испортить настроение.– По свинине пошел рост, как и в птицеводстве.
– Чем в конце 1980-х? – переспросил президент.
– Да,– доложил Алексей Гордеев,– 1990-й год считается эталонным по объему, по нормам потребления.
Я до сих пор храню карточку покупателя, выданную мне, как жителю Москвы, на 1990-й год. В ней эталоном потребления считалось потребление 2 кг мяса и двух бутылок водки в месяц. Также в одни руки положено было отпустить 2 кг, то есть примерно палку колбасы (если кто-то забыл, это так называлось), кило сахару, кило гречки и еще некоторых эталонных продуктов, ежемесячное потребление которых делало советского человека эталонным (или, скорее, талонным).

От чего еще американского отказаться?

Владимир Исаков, вице-президент Торгово-промышленной палаты:
– От американского имперского мышления, которым страдают наши чиновники. От манеры американцев разговаривать на языке ультиматума. Нам не надо идти на столкновение, ведь у нас торговая позиция гораздо слабее.
Олег Марасанов, директор по экономике и развитию компании "ВКМ-Лизинг":
– От продовольственных товаров – по крайней мере, мы должны это делать по мере становления нашей промышленности. Хотя, конечно, решения, подобные нынешнему, имеют политическую окраску, и тем не менее это положительно скажется на наших производителях.
Константин Бабкин, президент Союза производителей сельхозтехники "Союзагромаш":
– Полностью отказываться ни от чего нельзя, но надо поставить американцев в одинаковые условия с нашими производителями. Кроме того, нужно ограничить политическое влияние США на наших чиновников – в первую очередь на Кудрина и Грефа. Аргументация американских представителей для них важнее, чем российские интересы.
Аркадий Пономарев, гендиректор и владелец холдинга "Молвест" (Воронеж):
– От кока-колы. А если и от всех американских продуктов откажемся, то будем чувствовать себя не хуже – там ничего хорошего не производят, все их продукты построены на генной инженерии. Если хорошо подготовиться, то мы проживем и без их товаров, которые можно сравнить с китайскими.
Николай Кондратенко, депутат Госдумы, бывший губернатор Краснодарского края:
– От американской политики высоких цен на электроэнергию внутри страны. Постоянный рост цен на бензин и газ вовсе загубит нашу промышленность. Ни сельское хозяйство, ни заводы, ни фабрики не будут конкурентоспособными, потому что себестоимость продукции будет выше, чем за рубежом. И тогда нам ничего не останется, как ввозить их "химию".
Виктор Семенов, председатель совета директоров группы компаний "Белая дача", в 1998-1999 годах министр сельского хозяйства:
– Пока ни от чего. Без их курятины мы не обойдемся, нам надо больше трех лет, чтобы восполнить этот пробел, а европейцы не смогут нам поставить мясо в таких объемах. Нашему правительству надо не надувать щеки и готовить "ответы Чемберлену", а поучиться вести бизнес за рубежом.
Анатолий Добрынин, в 1962-1986 годах посол СССР в США:
– Когда отношения хреновые, не надо еще делать друг другу пакости и устраивать детский сад. Американские нефтяники и сталелитейщики не хотят пускать нас на свой рынок, так забудем пока про него и займемся завоевыванием других ниш.
Александр Невзоров, независимый депутат Госдумы:
– Зачем? Это минутные забавы. Запрещать "Макдоналдс" или кока-колу нельзя, многим они нравятся, и силой в "Макдоналдс" никого не гонят.

Коммерсантъ

Также в разделе:

Владимирская область: в регионе появится безотходное производство мяса утки...

Во Владимирской области будут разводить коров абердин-ангусской породы...

Африканская чума свиней уходит из Владимирской области в Сибирь...

Владимирская область: Проблему АЧС обсудили во Владимире...

Владимирская область: В Камешково начали производить колбасные изделия по итальянским технологиям из местного мяса...

Избавляйтесь от свиней: владимирские власти дали совет в связи с АЧС...

Комментарии (0):

Эту новость еще никто не прокомментировал. Ваш комментарий может стать первым.

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать новости.



 

Горячее предложение