ООО «Мортадель» - уникальный проект Николая Агурбаша

17 августа 2006, 11:33
Самым большим достижением своей жизни Николай Агурбаш считает восстановление николаевской породы голубей. Конечно, его интересы не ограничиваются только этим. Николай — продюсер своей жены, певицы Анжелики Агурбаш, отец пятерых детей, боксер и доктор экономических наук. Ну и наконец, он — весьма успешный предприниматель и владелец мясоперерабатывающего завода «Мортадель».

Николай Агурбаш

Родился 25 мая 1954 года в п. Ялта Першотравневого района Донецкой области. По национальности грек.

В 1983 — окончил МГУ по специальности «Политическая экономия».

С 1991 — президент и владелец ООО «Мортадель».

В 1991 — защитил кандидатскую, а в 2006 — докторскую диссертацию по экономике.

В 1998-2001 годах по итогам российского конкурса «Менеджер года», проводимого Вольным экономическим обществом России, Международной академией менеджмента и Советом Федерации РФ, признавался лучшим менеджером России.

Самым выдающимся умом человечества считает Карла Маркса.

Представление о мясоперерабатывающем производстве я составила лет 15 назад по какому-то документальному фильму: грязные помещения, рабочие в засаленной одежде и колбаса с примесью туалетной бумаги и крысиных хвостов. Соответственно, ехала я на «Мортадель» совсем не в радостном настроении. Однако территория завода приятно удивила — кругом цветы, аккуратно постриженные газоны, беседки и… голубятни! «Пыль в глаза пускают!» — подумала я и стала с удвоенным вниманием высматривать грязную одежду и крыс.

Встретила нас дама в элегантном светлом костюме — начальник отдела рекламы Галина Анисимова. Она предложила нам на время экскурсии по заводу надеть одноразовые халаты и шапочки. В цехах обнаружились стерильные полы и люди в белоснежных халатах. И сколько я ни приглядывалась, не то что пресловутых крыс, даже пыли не заметила. Похоже, жизнь и правда меняется.

Пока мы осматривали завод, Галина рассказывала о его владельце. Честно говоря, я ожидала услышать этакую душещипательную и трогательную историю о том, как мальчик Коля Агурбаш с детства мечтал производить колбасу и вот, по прошествии лет, грезы стали реальностью. Но оказалось, что на самом деле все было иначе. И ни о какой колбасе Агурбаш даже не думал.

Как и все в начале 90-х, он просто хотел заработать денег. Уволившись из Госагропрома, бывший госслужащий ушел на должность коммерческого директора в кооператив своего приятеля. Проработал, правда, недолго — месяца два. А затем судьба свела Николая с другим бизнесменом, который попросил его через прежние связи в Госагропроме «достать» необходимое сельскохозяйственное оборудование.


Продолжение истории о своих первых шагах в качестве предпринимателя нам рассказывал уже сам Агурбаш:

— Я «выходил» на базы, на которых хранилось различное производственное оборудование, договаривался и покупал его. И тут же без особой рекламы перепродавал клиентам, которые хотели создать свое производство. Таким образом, в течение 10-12 месяцев заработал около 10 миллионов рублей и открыл предприятие на Украине — шубно-меховое производство. Здесь же, в Москве, мне требовалась база, чтобы хранить оборудование. Базу нужно было либо купить, либо арендовать. В столице это дорого и сейчас, дорого было и в то время. И я пошел по своему пути. В 1991 году выехал из Москвы и взял недалеко от городка Пушкино землю — 4,2 гектара, где обустроил складскую базу. Решил: Москву будем покорять из Подмосковья!

Задумка была осуществлена, появились складские площади, а Агурбаш надумал установить у себя на складе комплект оборудования для производства колбасы. Ни о каких грандиозных проектах в пищепроме он в тот момент он и не задумывался, планировал выпускать лишь 200-300 кг колбасы в день. Нужно было наглядно демонстрировать покупателям оборудования (колхозам и совхозам), какую продукцию можно изготавливать и какой создавать ассортимент.

Приходилось на собственном примере показывать, что не только торговля, но и производство способно приносить прибыль. Правда, первыми, как это у нас водится, в не существующую еще прибыль поверили не потенциальные покупатели оборудования, а всяческие «проверяющие» — как из государственных, так и из, что называется, неофициальных структур. Агурбашу удалось справиться с желающими «урвать» себе кусок от его предприятия, и база начала потихоньку развиваться.

— Колбасное производство несколько лет продолжало оставаться только образцом. Цех работал, ни о какой прибыли от него никто и не думал. Он и себя-то не окупал. В те годы я работал в Москве, Донбассе. Кроме того, у меня был бизнес в Италии с партнером из Украины. Я приезжал на эту базу, привозил деньги, платил налоги и зарплату рабочим. Такая вот колбаса! — смеется Агурбаш. — А в 1994 году погиб мой друг, тот самый партнер по итальянскому бизнесу. И это событие меня настолько потрясло, что я приехал сюда, и с 10 ноября 1994 года больше в других местах уже не работал. Сохранил только меховое предприятие на Украине.

Сделайте мне красиво!

Через некоторое время Агурбаш решил наконец сделать ставку на колбасу. И колбасное производство — ООО «Мортадель» — под его уже непосредственным руководством пошло в гору.

— Мы сразу взяли ориентир на высокое качество продукции. Я считал, что рынок товаров премиум-класса по мере роста благосостояния народа будет расширяться, а процент продукции, сделанной непонятно из чего, соответственно, — сокращаться.

У Агурбаша есть собственная философия. Он уверен, что колбасу, да и любой другой продукт, нужно делать с чистой душой и чистыми руками. Не в том смысле, что руки мыть нужно, — это вообще не обсуждается. По убеждению Николая, все вокруг должно быть красиво и чисто: цеха, в которых производится колбаса, униформа работников, асфальт на территории завода, места для курения и емкости, в которых лежит мясо. С «чистой душой» дело обстоит еще проще: не нужно обманывать потребителя и «закидывать» в колбасу вместо мяса сою.

Между прочим, согласно утвержденному ГОСТу, в состав колбасы должны входить говядина высшего сорта, обезжиренная свинина, молоко, яйцо и мускатный орех. И больше ничего, никаких «ингредиентов»!

Занятно, но эта самая философия не остается пустыми словами: на предприятии огромный штат уборщиц и всего три места для курения — уютные деревянные беседки. Курить разрешается исключительно в них. За нарушение полагается штраф, но наказывать практически некого — за много лет люди привыкли, и даже просто достать сигарету где-то в другом месте никому не приходит в голову. Стиль общения с работниками у Агурбаша демократичный, но введенные им правила должны строго соблюдаться.


— Когда я приезжаю на завод, все понимают: расслабляться никак нельзя. Если во время рабочего дня по цехам без дела гуляют сотрудники — это загнивающее предприятие. Если у секретаря есть возможность разговаривать по телефону по личным вопросам — предприятие загнивает. Все должны быть заняты делом. Это мое внутреннее, мои греческие корни. Мой дед был такой же хозяйственный, любил, чтобы всегда было красиво во дворе: все прибито, ничего нигде не валялось. Вот и я, куда бы ни пришел, вижу все недостатки и не могу закрывать на них глаза. Например, сейчас забор новый ставить будем, такие белые панели. Стоимость его — около пяти миллионов рублей. В принципе, старый мог бы еще послужить, но хочется, чтоб красиво было! А если серьезно — о чем это все говорит? Раз заявили, что мы — лучшие, то должны соответствовать и действительно быть таковыми во всем. Я все держу под контролем, но, конечно, оперативные дела не веду, производством руководят специалисты-технологи.

Однако то, каким будет вкус у колбасы, определяет не только ГОСТ или ТУ, но и сам Агурбаш.

— Главный критерий качества у нас один: хочу ли я попробовать этот продукт. Время от времени устраиваю дегустации, и если колбаса мне не по вкусу, ее будут совершенствовать до тех пор, пока я не соглашусь ее есть. Иногда собираю технологов, нарезаю колбасу и задаю вопрос: «Какая это? Название?» Если не могут определить, говорю им: «А как же вас по вкусу найдут люди?» У нас все очень строго! Проводим и дегустации колбасы иных комбинатов, для сравнения. Но, по моему мнению, наша — лучшая! И все-таки периодически собираемся и думаем, как развиваться, что делать, чтобы не сдавать лидирующих позиций.

Сами с усами

Сейчас фирма «Мортадель» — среднее по размеру и обороту предприятие, выпускающее примерно 50 тонн продукции в день, с оборотом 8-10 миллионов долларов в месяц. Но Агурбаш не привык стоять на месте. Он решил стать «большим» и задумал уникальный проект нового завода, который будет производить уже 100 тонн продукции в день, причем из собственного сырья.

Есть и другие причины для расширения. Малое или даже среднее колбасное производство в нынешних условиях выживет с трудом. Торговые сети берут продукцию с отсрочкой платежа в месяц, а то и в два. Технология изготовления некоторых видов колбас тоже способна расшатать финансы предприятия. Например, сегодня «Мортадель» производит в месяц около 10 тонн сырокопченой колбасы, которая «зреет» в естественных условиях 38 суток. То есть продукция, а значит и деньги, практически «законсервированы» на этот срок. Конечно, если добавить в рецептуру «созреватели», то процесс займет всего семь суток. Но сам Агурбаш категорически против использования «химии».

Расширяться и обзаводиться собственным животноводческим производством Николай задумал еще шесть-семь лет назад. Но купить землю в Подмосковье у него не получилось. Зато получилось во Владимирской области. Свинарники уже почти построены, в июле из Канады доставят свиней элитных пород — юрков, ландастр и йоркширов. Свинокомплекс расчитан на 320 000 голов, и в нем Агурбаш мечтает соединить все лучшее, что видел на мясоперерабатывающих предприятиях за рубежом.

— Это будет поистине производство будущего! Но в связи с увеличением масштабов мы не хотели бы потерять качество, поэтому создаем новую, уникальную технологию. Свинокомплекс будет ориентирован только на нашу переработку, причем по очень современной технологии, в которой не предусмотрена даже заморозка мяса, не говоря уже о долгом хранении. Продукция будет вырабатываться из свежайшего сырья! Такого сейчас нет ни у одного мясокомбината. Конечно, все стремятся идти в этом направлении — и Черкизовский, и Останкинский мясокомбинаты, и другие. Но проект очень затратный, и нам помогает то, что развитие сельского хозяйства сейчас — приоритетное направление, которое активно поддерживается Президентом. Поэтому нам оказывают содействие губернатор и администрация Владимирской области, мы имеем возможность получить — и получаем! — кредиты.

Не колбасой единой

Известный «колбасный» брэнд «Мортадель» — это не только колбаса, но и кондитерские изделия, и хлеб. Специально развивать эти направления Агурбаш тоже не планировал — снова все получилось само собой. У фирмы шесть своих магазинов в Подмосковье. Покупательский спрос в них очень хороший, и Агурбаш решил предложить потребителю кроме колбасы еще и хлеб, и сладости — прежде всего торты.

Так были открыты небольшие хлебобулочное и кондитерское производства. Торты делают без мещанских масляных розочек, так называемые «легкие», низкокалорийные — йогуртовые, с фруктами и сливками. Эти направления Агурбаш также планирует расширить — изготавливать не только торты, но и пирожные, прочие кондитерские изделия. А поставлять их будут не только в фирменные, «мортаделевские» магазины, но и в торговые точки известных московских сетей.

Сегодня с «Мортадель» работают в основном «Азбука вкуса» и «Копейка», но список сетей, как уверяет хозяин компании, обязательно будет расширен — с некоторыми супермаркетами уже ведутся переговоры. Продукция в небольших количествах поставляется и в близлежащие регионы. Почему в небольших? Ну во-первых, «Мортадель» — завод средних размеров, который пока не нацелен на завоевание колбасного рынка. Во-вторых, как нам объяснили прямо в колбасном цехе, сырокопченая продукция хранится всего три месяца, и за это время нужно успеть доставить ее в регионы и продать. У вареной же колбасы сроки реализации и того меньше — до трех суток, так что сбывать ее за тысячи километров от места производства просто нереально — срок годности истечет еще до того, как она поступит в продажу. «Качественная колбаса долго не хранится! — наставительно заявил начальник колбасного производства. — А если хранится, значит, при ее изготовлении использовалась «химия» — консерванты». Применение же этих ингредиентов прямо противоречит философии Агурбаша.

Вообще, похоже, Агурбаш просто не может остановиться. Слишком уж деятельный и активный по натуре это человек. Теперь вот, помимо «колбасных» и «сладких» кондитерских планов, у него зреет идея открыть консервное производство.

— Сейчас наша территория — четыре гектара. Если мне удастся выкупить ближайшие земли, а это еще девять гектаров, мы тут же «расширимся» — кондитерское и хлебобулочное производства увеличим, и еще поставим линию по производству консервов. Причем я думаю не только об обычных мясных консервах, но и о питании для братьев наших меньших — кошек и собак.

Особая гордость Агурбаша — созданный им же около пяти лет назад фонд — некоммерческая организация, поддерживающая наиболее талантливую и нацеленную на учебу молодежь района. Идея «выращивать» собственных молодых специалистов не нова. Фонд ежегодно отбирает 500 школьников из близлежащих городов, поселков, районов, среди которых проводят различные олимпиады и другие состязания — определяют самых-самых. 100 человек, показавшие лучшие результаты, получают небольшую стипендию в размере 100-500 рублей в месяц, в зависимости от результатов учебы.

Агурбаш доплачивает и учителям — чтобы присматривали за стипендиатами фонда. По результатам учебного года десять человек из этой сотни будут направлены в институты и университеты, а их обучение оплатит фонд. Сейчас за счет фонда получают образование около 50 человек! Первые студенты, учившиеся таким образом, уже вернулись на «Мортадель» молодыми специалистами и неплохо работают. А самых активных Агурбаш продвигает по служебной лестнице.

Не очень понятно, когда при таком обилии дел и планов он отдыхает, да и отдыхает ли вообще.

— Ну конечно отдыхаю, — смеется Агурбаш. — Прихожу в голубятню, сажусь, смотрю на голубей и размышляю, попутно порой вырабатываются какие-то принципы управления, появляются новые идеи. Но главное — не начать, а завершить задуманное. Я ненавижу незавершенку!

Возвращаясь домой после встречи с Николаем, думала... нет, не о колбасе вовсе, а о материях куда более высоких. Оказывается, и в колбасном производстве может быть своя философия. Хотя нет, наверное, все-таки это философия бизнеса. А колбаса... Колбаса просто должна быть хорошей!


«Мортадель» в цифрах
В 2006 году «Мортадель» отметил свое 15-летие и был признан лучшим российским брэндом.

Если предположить, что каждый из нас употребляет в день два-три бутерброда с колбасой, то «Мортадель» ежедневно кормит миллион человек.

Фирма выпускает в день примерно 50 тонн продукции.

За время своего существования компания произвела продукции на два миллиарда долларов.

Сейчас на заводе трудятся 1 350 человек.

Минимальная заработная плата на предприятии — 15 000 рублей.

Оборот компании — 8-10 миллионов долларов в год.

«Мортадель» выпускает 450 видов продукции, из которых 176 признаны лучшими на российском рынке.

Бизнес журнал

Также в разделе:

Во Владимирской области вспышка ящура: заражены 60 коров...

В России появится колбаса под брендом Bosco...

Владимирская область: борьба за свиней продолжается...

Африканскую чуму свиней нашли на заводе во Владимирской области...

Владимирская область: АЧС уже в Вязниковском районе...

Приказано уничтожить: Во Владимирской области из-за АЧС убивают хрюшек...

Комментарии (0):

Эту новость еще никто не прокомментировал. Ваш комментарий может стать первым.

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать новости.



 

Горячее предложение